г.Курск, ул.Радищева, 24-А, оф.26
        

Андрей Илингин дал интервью изданию «Москвич»

16 апреля 2021

Директор образовательной компании «ЯКласс» Андрей Илингин рассказал «Москвич Mag» о главных трендах онлайн-обучения и запросе на soft skills, объяснил, почему преподавание творческих дисциплин невозможно цифровизировать и что в России тормозит рост рынка EdTech.

Очевидно, пандемия должна подстегнуть рост рынка онлайн-образования.

Так и случилось. Мировой рынок онлайн-образования вырос за минувший год на 20%, составив 210 млрд долларов в год. Российские компании, специализирующиеся на дистанционном обучении, показали еще больший рост, до 100% и выше. Например, «ЯКласс» вырос в 2,5 раза, достигнув оборота 460 млн рублей. Но, несмотря на активный рост, отечественный рынок EdTech очень мал, не больше 1% от мирового.

Почему?

Российское образование сильно национализировано, 99% школ — государственные. Поэтому практически все частные компании, создающие новые решения в онлайн-образовании, ограничены теми сферами, где государство не присутствует или присутствует очень слабо. Иными словами, весь EdTech сосредоточен в сегментах дополнительного и корпоративного образования. Лидируют IT-специальности, школьные репетиторы и английский язык. Такое национализированное образование ведет к замедленному развитию и неэффективности. Государственные школы хотят использовать новейшие наработки и платформы EdTech, но не могут, нет такой строчки в статье расходов. А частных школ, которые активно сотрудничают со стартапами, мало.

В Индии, например, 400 тыс. частных школ привлекают образовательные стартапы, да и государственные от них не отстают. Единственная же частная компания, с которой работает российская государственная школа в плане контента, — группа компаний «Просвещение», поставляющая учебники и методические материалы.

Тормозит развитие российского рынка EdTech и низкий инвестиционный климат: в нашей стране мало кто вкладывает деньги в цифровые компании. При этом в России одни из лучших в мире курсов по подготовке специалистов диджитал-профессий, этим занимаются Mail.ru Group, SkillFactory, «Яндекс.Практикум», «Нетология» и «Алгоритмика».

Что собой представляет мировая система EdTech и какие есть тренды?

Цифровые инструменты хороши прежде всего тем, что могут заменить рутину, которая отнимает у преподавателя много времени.

Самые передовые страны в сфере EdTech — Китай, США и Индия, у них больше всего людей учится дистанционно и именно там придумываются новые форматы, которые потом копируются по всему миру. Наш «ЯКласс» в том числе занимается тем, что переводит в цифру домашние и контрольные работы, дети их решают на компьютерах, программа автоматически проверяет ответы и готовые оценки выставляются в журнал. Это экономит преподавателю несколько часов в день. Мы эту технологию доработали, но придумали систему в США в начале XXI века.

Если говорить про тренды, то первый и главный — максимальная стандартизация учебного процесса и создание системы унифицированных экзаменов. В России это всероссийские проверочные работы, ОГЭ и ЕГЭ. Конечно, образовательные стандарты в Великобритании или Китае будут разными, но тренд один — среди максимального числа учащихся отобрать самых талантливых, они и получат хорошее высшее образование. В Китае эта система работает жестко: экзамен сдать можно всего два раза в жизни, и от его результатов зависит судьба ученика, где он будет учиться и потом работать. В менее населенных странах такая зависимость меньше.

Второй тренд онлайн-образования — liberal arts, креативное образование, развитие творческих способностей и soft skills у детей и взрослых. Это образование нужно не для карьерного роста, а ради саморазвития, чтобы быть более интересным человеком.

Есть несколько крупных сервисов, например американский MasterClass, который предлагает уроки от мировых звезд культуры первой величины: Мартин Скорсезе преподает режиссуру, Натали Портман — актерское мастерство и сценическую речь, а Дэвид Браун учит писать детективы. Правда, тренд на liberal arts обходит стороной большую часть населения планеты, ту, где главная забота людей, как заработать на жизнь.

Какие предметы нельзя изучать онлайн?

Все то, что включает в себя мало рутины, любые креативные процессы, придумывание чего-то нового. Сочинения, творческие работы, музыку, искусство, спорт. Это и не надо цифровизировать, хотя использовать инструменты digital в преподавании можно.

ЕГЭ — pro & contra?

Стандартизированные экзамены — это неплохо. Плохо — хреновые стандартизированные экзамены. Вот хотели ввести обязательный ЕГЭ по английскому языку, но передумали, а это значит, что школьники будут меньше учить язык и меньше включаться в мировые процессы.

Главная цель ЕГЭ — создать одинаковую возможность поступить на бюджет в столичный топовый вуз для школьников с Рублевки и из региональной деревни. Но подход у этого экзамена формальный, и его надо менять, добавлять больше практических заданий, чтобы дети не просто, что-то зазубрив, могли галочки проставить, а чтобы могли доказать, что понимают, как этими знаниями пользоваться в реальной жизни.

Задача общего образования не большое количество остаточных знаний в голове, а подготовка к профессиональному образованию, смещение фокуса на применение этих знаний на практике, а не на зубрежку исторических дат.

И с точки зрения цифровизации ЕГЭ примитивно устроен. С одной стороны, как и везде в России, при проведении экзамена его организаторы продвинулись в плане безопасности — камеры, считывания, прослушивания, блокировка сотовой связи, но дети по-прежнему на заданиях ручкой определенного цвета крестики рисуют, а потом эти пачки бумаги в бронированных машинах возят по всей стране. Вот эти вещи и надо модернизировать.

На чем конкретно специализируется ваша компания?

«ЯКласс» — международная платформа, работает в двенадцати странах (России, Европе, СНГ, Индии), она помогает учителям экономить время на подготовке к урокам, проверке домашних и контрольных работ. Дети используют онлайн-тренажеры для самоподготовки, программа «ЯКласса» устроена таким образом, что учит ребенка на его же ошибках. Наша фишка — генератор заданий, который разрабатывает и создает множество вариантов (1,6 трлн), поэтому школьники не могут списать друг у друга или нагуглить решение в интернете. Да и обучение однозначно дешевле, чем любые курсы или репетитор: всего за 300 рублей в месяц ребенок получает доступ ко всей школьной программе.

Российское законодательство, когда дело доходит до интернета, обычно подтормаживает. А что со сферой онлайн-образования?

Эта сфера недостаточно законодательно освоена. И если раньше это помогало — что не запрещено, то разрешено, — то сейчас складывается обратная ситуация. Это тормозит развитие. Крупные госкомпании или муниципалитеты не могут потратить деньги, так как нет регламентов, онлайн-образование не прописано в законе. Средства на необходимые им цифровые пособия или сервисы приходится проводить окольными путями, что ограничивает развитие рынка.

Есть и курьезные моменты. Например, новым условием лицензирования образовательных онлайн-проектов стало наличие обязательного собственного учебного класса с партами и четко оговоренной шириной окон, хотя никому это при онлайн-обучении не надо. Такие условия повышают порог входа (ведь за аренду класса надо платить), и меньше предпринимателей решаются открыть свои онлайн-школы.

Когда на онлайн-образование придется хотя бы 10%, мы окажемся в другом мире.

Новые поправки о просветительской деятельности к закону об образовании требуют, чтобы просветительская деятельность лицензировалась, в противном случае — штраф или срок. Но эти поправки по сути запрещают любое обучающее видео на YouTube, любую лекцию. Даже ролик про то, как класть плитку, должен, согласно новым правилам, быть согласован с проверяющими органами, а его создатель обязан получить лицензию. Но цифровой контент меняется и дорабатывается каждый день. Получается, что мы его ежедневно должны согласовывать? Пока не понятно.

В любом случае принятие этого закона увеличит расходы предпринимателей, отпугнет многих от занятия дополнительным образованием и серьезно замедлит развитие онлайн-образования в России.

Может ли сбалансированный подбор различных онлайн-курсов и дисциплин заменить высшее образование?

Сейчас, во время четвертой индустриальной революции, та самая классно-урочная система, которая была придумана в конце XIX века, когда нужно было массово готовить для фабрик и заводов квалифицированных рабочих, устарела. В ХХ веке были разработаны новые методы — проектный подход, смешанное обучение, функциональная грамотность. Сейчас они распространяются по системам образования всего мира. Но они уже тоже устарели и не готовят людей к жизни после нынешней четвертой промышленной революции. Честно говоря, я пока не видел успешные модели. Думаю, что в скором времени появятся глобальные компании, которые смогут еще раз изменить систему образования — найдут новые форматы и модели обучения.

Пока есть тренд на стандартизацию экзаменов и все идет к тому, что для работы сварщиком надо сдать экзамен именно на сварщика, а не забивать голову лишними знаниями только ради корочки. Есть такое движение WorldSkills International, направленное на повышение стандартов подготовки к экзаменам по рабочим специальностям, к нему присоединились многие российские колледжи.

Развиваются и российские сервисы подготовки к конкретным экзаменам, успешно сдав которые человек может получить высокооплачиваемую работу, даже не имея высшего образования. Например, сдать экзамен на IT-специалиста, пойти в тот же «Яндекс» или Mail на стажировку, а потом получить работу. При этом не нужно пять лет сидеть в университете.

Пока в мире на онлайн-образование приходится всего 2%. Когда будет 10% — мы с вами окажемся в совершенно другой вселенной.

Источник «Москвич» 
Фото: из личного архива Андрея Илингина

Заказать обратный звонок