г.Курск, ул.Радищева, 24-А, оф.26
        

«Деловая Россия» идет на штурм Уголовного кодекса

16 июля 2021

Малый и средний бизнес России отчаянно защищается от государства, которое клянется в своей большой любви к предпринимателям.

Отношения бизнеса и государства по-прежнему остаются не самыми благополучными, и представители делового сообщества стучатся во все двери, пытаясь, быть услышанными. Общественная организация «Деловая Россия» собрала лучших экспертов, которые провели «мозговой штурм» с задачей собрать от предпринимателей предложения, которые позволили бы им забыть поговорку «от сумы и от тюрьмы не зарекайся».

Дайте достичь консенсуса официально

Встреча в экспертном центре «Деловой России» по уголовно-правовой политике и исполнению судебных актов прошла всего за день до того, как бизнес-омбудсмен Борис Титов признал на встрече с президентом Владимиром Путиным, что государственные меры по поддержке предпринимателей заставили их «немножко кряхтеть, немножко нам не всё нравилось». Из такой оценки можно было бы подумать, что речь шла не о мерах господдержки бизнеса, а напротив, о каком-то ужесточении делового климата в стране.

Болевые точки, на которые защитник прав предпринимателей обратил внимание главы государства, не исчерпываются налоговым бременем — просто Титов, скорее всего, не решился «грузить» президента деталями. А то, что отношения бизнеса и государства на самом деле более напряженные, чем это позволил себе доложить президенту его бизнес-уполномоченный, показала экспертная дискуссия в «Деловой России».

В ходе этого мозгового штурма эксперты — президент НАПКА, председатель совета СРО «МиР» Эльман Мехтиев, советник федеральной палаты адвокатов Вахтанг Федоров и заместитель председателя Налогового комитета, руководитель рабочей группы по налоговым преступлениям Ассоциации Европейского Бизнеса в России Александр Ерасов — подготовили предложения для формирования проекта поручений президента РФ по самым острым проблемам, с которыми предприниматели сталкиваются каждодневно.

Одну из главных болевых точек предприниматели видят во всем, что так или иначе связано с исполнительным производством: существующее положение вещей создает препятствия для фактического исполнения судебных решений и для нахождения консенсуса между сторонами споров, рассказала Expert.ru руководитель экспертного центра по уголовно-правовой политике и исполнению судебных актов «Деловой России» Екатерина Авдеева.

Бизнесмены указывают на то, что было бы желательно установить прогрессивную шкалу исполнительского сбора, на необходимость введения системы пропорционального определения суммы взыскания этого сбора, зависящего от сроков и от сумм, взысканных ФССП. Настаивают они и на передаче удостоверения перехода права требования на стадии исполнительного производства в ведение нотариусов.

«Уже давно экспертным центром ДР проработана законодательная инициатива, снимающая стоп-факторы достижения консенсуса на стадии исполнительного производства. Эта инициатива предполагает законодательное утверждение четкого времени для проведения медиации на стадии исполнительного производства — с учетом зарубежного опыта и анализа факторов, препятствующих ее активному применению в России», — говорит Авдеева.

В ДР напоминают: нередко должник на стадии исполнительного производства договаривается со взыскателем, заключая с ним соглашение о новации. Однако сегодня не только не зафиксирована законодательно возможность предоставления времени на проведение медиации на стадии исполнительного производства, но и взыскивается исполнительский сбор. Фактически же стороны нередко заключают соглашения о новации без утверждения его в судебном порядке, и взыскатель отзывает исполнительный лист.

ДР предлагает внести изменения в ФЗ №229 «Об исполнительном производстве», предусмотрев такую возможность с понятным механизмом ее реализации на практике. Главным эффектом от реализации этого предложения станет увеличение фактического исполнения судебных решений не менее, чем на 20 процентов и снижение бюджетных расходов на применение принудительных мер взыскания, убеждены в ДР.

Вопросы особой актуальности: хорошо ли сидеть?

Понимая особенную актуальность для деловых людей старинной поговорки, гласящей, что от сумы и тюрьмы зарекаться не стоит, эксперты ДР проработали еще два законопроекта, связанных с возможным попаданием бизнесменов на скамью подсудимых по налоговым преступлениям.

Первый из них предполагает отказ в возбуждении уголовного дела в случае, если недоимка погашена до вынесения постановления о его возбуждении. Для этого предлагается внести поправки в статьи 24 и 144 УПК РФ.

Сегодня в УПК предусмотрена единственная возможность освобождения от уголовной ответственности по ст. 199 УК РФ лица, впервые совершившего указанное преступление — при условии полной уплаты этим лицом или организацией суммы недоимки, соответствующих пеней и штрафов. Причем, прекращение уголовного преследования возможно только на стадии уже возбужденного уголовного дела. Погашение налоговой задолженности и уплата пеней и штрафа до возбуждения уголовного дела не рассматриваются в качестве обстоятельства, исключающего уголовное преследование.

То есть действующее законодательство не предусматривает возможности отказа от возбуждения уголовного дела в связи с тем, что вся недоимка, штрафы и пени оплачены в полном размере.

Участники мозгового штурма напомнили, что на практике правоохранительные органы как раз ищут любые поводы не прекращать уже возбужденные уголовные дела. С точки зрения правоохранителей, это совершенно естественное стремление — доводить до логического конца начатую работу. И если предложение экспертов ДР дойдет до стадии рассмотрения законопроекта, то уже делом законодателей будет, чью сторону принять.

Смягчать законы — это экономично

Второй законопроект предлагает снижение санкции за некоторые налоговые правонарушения и изменение квалификации таких преступлений с тяжких на средней тяжести.

Это, считают эксперты сообщества, уберет избыточность рисков, связанных с изменениями критериев проверки контрагентов, позволит сократить срок давности и тем самым расширит доказательную базу налогоплательщика, оказавшегося на скамье подсудимых. Если конкретно, то в «Деловой России» считают необходимым выделить в отдельный состав все преступления по возмещению налогов, отнеся их к налоговым составам, предусмотренными в статьях 199.1—199.4 УК РФ.

Сегодня срок давности по тяжким преступлениям составляет 10 лет (ст. 78 УК). Но, подчеркивают эксперты, за столь долгий промежуток времени часто меняется подход к понятию и оценке добросовестности. Например, 5—8 лет назад не существовало рекомендаций выезжать в офис к контрагенту, не было практики проверки информации о контрагенте через специализированные системы (СПАРК, Контур-фокус). В результате вменение сегодня неуплаты налогов по тем периодам (или просто факта получения товаров или оказания услуг десять лет назад) существенно нарушает права предпринимателя. В тот момент он действовал добросовестно, но доказать это спустя столь длительное время часто невозможно, объясняют свою инициативу в «Деловой России».

«Был подготовлен и блок предложений по статье 159 УК РФ, — говорит Авдеева. — Внесение этих изменений позволило бы квалифицировать неисполнение госконтракта как мошенничество в сфере предпринимательской деятельности. Это дало бы возможность соблюдения процессуальных гарантий, предусмотренных для предпринимателей, а именно: неприменение меры пресечения в виде заключения под стражу, отсутствие возможности изымать вещи и электронные носители без придания им процессуального статуса в четко отведенный срок».

Сейчас в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения госконтракта предпринимателям инкриминируют ч. 4 ст. 159 УК независимо от любых фактических обстоятельств. В УПК отсутствует определение термина «договорные отношения», что влечет за собой необоснованное, по мнению экспертов ДР, возбуждение уголовных дел по ч. 4 ст. 159 УК, а не по ч. 5—7 ст. 159 и, как следствие, безальтернативное избрание в отношении предпринимателей меры пресечения в виде заключения под стражу. В результате, говорят эксперты, компании банкротятся, срывается исполнение договорных обязательств перед контрагентами, сокращаются рабочие места, перестают поступать обязательные платежи в бюджет РФ.

Главным эффектом реализации этого предложения, указывают в ДР, стало бы соблюдение гарантий прав предпринимателей, повышение доверия бизнеса к правоохранительным и судебным органам, улучшение делового и инвестиционного климата, уменьшение процессуальных сроков уголовного судопроизводства и даже экономия бюджетных расходов на содержание в СИЗО и этапирование.

Кроме того, в ДР намерены обсудить предложения по проекту нового КоАП, изменения в 115-ФЗ и вопрос банковских комиссий. Сегодня к бизнесу применяются санкции в виде ограничения или отключения от дистанционного банковского обслуживания и (или) отказа от совершения операции. Такие меры, по сути, являются квази-арестом счета — из-за сложности и длительности процедур реабилитации. Компании под такой санкцией не могут в течение значительного времени проводить обычные текущие платежи, что зачастую ведет к банкротству. По данным «Деловой Россия», в 2017 году порядка 700 тысяч предпринимателей столкнулись с санкциями этого вида. В 2018—2019 годах динамика практически не изменилась.

Куда девать хватательный рефлекс

Эксперт Центра институционального развития РАНХиГС Юрий Симачев настроен довольно пессимистично относительно того, удастся ли и на это раз малому и среднему бизнесу достучаться до государства: «В том, что год за годом предприниматели вынуждены как белка в колесе бороться с одними и теми же стоп-факторами, проявляется определенная институциональная болезнь российского государства. Она заключается в том, что его контрольно-ревизионный аппарат, по сути, тихо саботирует политические усилия руководства по той же регуляторной гильотине».

По мнению Симачева, структуры, проверяющие бизнес, занимаются этим саботажем не злонамеренно, а, скорее, инстинктивно-рефлекторно. На поверхности такие органы с готовностью рапортуют о том, сколько тысяч регуляторных актов они отменили за такой-то год. Но дело-то в том, продолжает эксперт, что регуляторная гильотина работает очень избирательно.

«Если посмотреть на то, какие акты отменяются, то оказывается, что под нож попадают те запреты и ограничения, которые в реальной бизнес-практике не применяются — они или давно устарели, или носят узко-нишевый характер. А вот те акты, которые мешают бизнесу дышать здесь и сейчас, регуляторная гильотина по какому-то странному капризу не замечает. То есть, конкретному представителю МСБ, у которого нет ресурсов лоббировать свои интересы, от отмены таких актов ни жарко, ни холодно», — говорит Симачев.

Все добытые в ходе мозгового штурма предложения будут представлены на юбилейном форуме «Деловой России». А президент Путин пообещал Борису Титову со всеми предложениями и жалобами предпринимателей ознакомиться и дать поручения правительству — тому самому, на бездействие которого бизнес-омбудсмен президенту и жаловался.

 

Источник: https://expert.ru/2021/07/15/delovaya-rossiya-idet-na-shturm-ugolovnogo-kodeksa/ 

Похожие записи

Заказать обратный звонок