г.Курск, ул.Радищева, 24-А, оф.26
        

Драйвер российской экономики оказался слишком грязным

2 декабря 2019

Добыча полезных ископаемых лидирует по выбросам и отходам

Достижение к 2030 году объявленных ООН целей устойчивого развития оказалось для России непростым делом. Снижение промышленных выбросов и загрязнений, а также освоение современных методов переработки отходов и утилизации сталкивается с явным противодействием заинтересованных групп. Крупный сырьевой бизнес, на долю которого, по экспертным оценкам, в некоторых случаях приходится свыше 90% отходов, предупреждает о рисках спада производства или потери рабочих мест в случае экологических ужесточений.

Операторы бытовых отходов стремятся поднять тарифы, что явно не поддерживается населением. Да и создание отраслевых процессов утилизации наталкивается на сплетение противоречивых бизнес-интересов.

Экологическая повестка все чаще становится поводом для спекуляций и лоббистских войн, а крупный бизнес опасается, что борьба с климатическими изменениями затмит цели по росту экономики. Это продемонстрировал прошедший в понедельник в Москве форум «Общее будущее», посвященный целям устойчивого развития, принятым в 2015 году ООН на период до 2030 года.

Многие из объявленных 17 целей касаются экологии — от борьбы с изменением климата до обеспечения населению доступа к чистой воде, энергии и внедрения ответственного потребления и производства.

Президент Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Шохин, выступая на форуме, призвал рассматривать цели устойчивого развития в связке с национальными целями из майского указа президента от 2018 года. Общего действительно много, ведь ООН также призывает заняться решением социальных проблем, обеспечением населения достойной работой и стимулированием экономического роста.

По словам Шохина, безусловно, в этих вопросах основным драйвером должна быть политика государств, но и бизнес не собирается отставать. «Очень важно иметь конкурентную среду. Ведь достижение целей устойчивого развития для российских компаний — это не социальная нагрузка, которая мешает реализовывать основные цели инвестиционной и технологической повестки дня. На самом деле это элемент инвестиционной привлекательности компаний», — уточнил он.

Важно информировать о том, какие меры предпринимает бизнес и какова их результативность. Как говорит Шохин, «мы работаем не ради того, чтобы в обозначенный срок выйти на те или иные показатели, мы работаем ради людей», улучшения экономической и социальной ситуации.

При этом глава РСПП сделал уточнение от лица крупного бизнеса: «Несмотря на то что мы сейчас озабочены больше проблемами климата, не хотелось бы, чтобы климат оказался единственной целью устойчивого развития, ради которой мы работаем». По его словам, надо поменять технологию и экономическую мотивацию субъектов таким образом, чтобы улучшение экологической ситуации сопровождалось достижением других целей развития.

Участники форума указали на отсутствие единой позиции в бизнесе, власти и экспертном сообществе по поводу задач и рисков экологического развития. Это продемонстрировали и комментарии, полученные «НГ».

Например, как сказал изданию член координационного совета «Деловой России» Ильдар Неверов, экономический рост без «зеленой» модернизации существующих производств и создания новых предприятий по экологическим стандартам невозможен. «Так, в ряде случаев даже социальный аспект (занятость, градообразующий фактор) отходит на второй план. Экология в приоритете, так как очевидно, что без принятия экологического аспекта во внимание развитие спотыкается на здоровье населения, на высоких платежах за негативное воздействие, на политическом давлении», — отметил Неверов.

«Экономический прогресс с сохраненной экологией возможен, если бизнес будет более социально ответственным и станет не только платить небольшие штрафы за загрязнение воздуха, воды и почвы, но и переоборудует заводы и предприятия. Но подобные процессы требуют больших трудозатрат и финансовых вложений. Кроме того, нужны специалисты», — обратил внимание первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал.

С одной стороны, как сообщила на форуме зампредседателя Госдумы Ольга Тимофеева, бизнес осознает важность экологической проблематики и готов участвовать в решении проблем. В частности, нацпроект «Экология» предполагает, что почти на 80% он будет профинансирован из «внебюджетных источников», фактически бизнесом.

С другой стороны, по словам депутата, экологическая повестка полна спекуляций, крайне политизирована, и в некоторых сферах есть примеры как лоббистского давления, так и коррупционной составляющей. Какой аспект ни возьми — от внедрения наилучших доступных технологий до защиты животных, — везде найдутся свои лоббистские группы.

«Если говорить о проявлениях коррупции и лоббизма в сфере экологической безопасности, то становится логичной связь — где больше масштаб экологической угрозы, там выше коррупционные риски. Как следствие, ключевыми игроками здесь будут выступать представители добывающей и обрабатывающей промышленности.

Вместе с тем со стороны данных игроков наблюдаются планомерные действия по снижению выбросов, поддержке экологических проектов и технологий, модернизации производственных мощностей», — уточнил в беседе с «НГ» доцент Российского экономического университета Максим Соколов.

Необходимо искать здравый баланс, обеспечивать населению доступ к экологической информации, а решения принимать с опорой на экспертизу научного сообщества, призвала Тимофеева.

Россия уже имеет опыт улучшения экологических показателей. Но, судя по обзору Аналитического центра при правительстве «Экология и экономика», проблема в том, что эти достижения обусловлены экономическим спадом 1990-х годов и, видимо, текущей стагнацией.

В рамках Парижского соглашения по климату, которое Россия приняла в этом году постановлением правительства, перед страной стоит цель по снижению выбросов парниковых газов к 2030 году до 70-75% от уровня 1990 года «при условии максимально возможного учета поглощающей способности лесов».

» В 2017-м выбросы были ниже уровня 1990 года на 32,4%, однако это снижение обусловлено спадом в экономике России в 1990-х годах», — обращают внимание в Аналитическом центре при правительстве. Да и сам 2017 год тоже трудно назвать прорывным с точки зрения экономической динамики: уже несколько лет подряд Россия находится в состоянии экономической стагнации.

Структура выбросов по секторам в России остается относительно стабильной на протяжении последних десятилетий, сообщают аналитики. Основная часть выбросов парниковых газов традиционно приходится на энергетический сектор, его доля в 2017 году составила почти 79%, следует из обзора. Для сравнения: доля промышленности была около 11%, сельского хозяйства — почти 6%.

«Выбросы в энергетике обусловлены добычей, первичной переработкой, транспортировкой и использованием природного топлива, а также продуктов его переработки», — поясняют аналитики.

Причем в ряде случаев именно добывающий сектор бьет «рекорды» по разным видам загрязнений. По данным исследователей, «в 2018 году крупнейшим сектором по объему выбросов загрязняющих веществ от стационарных источников стала добыча полезных ископаемых. Доля эмиссии от добывающей промышленности составила 28,4%, а обрабатывающей — 22%».

Кроме того, основной объем образования отходов производства и потребления в 2018 году тоже приходился на сектор добычи полезных ископаемых (94,3%). Доля обрабатывающей промышленности была 3,4%.

В чем добывающий сектор оказался менее «грязным», так это в вопросах использования воды. Аналитический центр сообщает: доля добычи полезных ископаемых в общем объеме выбросов составила 6%, а крупнейшим «загрязнителем» стал в 2018 году сектор водоснабжения, водоотведения, организации сбора и утилизации отходов, деятельности по ликвидации загрязнений (с долей почти 62%).

Болезненные реформы, связанные с экологией и интересами разных групп, такие как, например, «мусорная реформа», сопровождаются скандалами и кадровыми перестановками. В понедельник стало известно о назначении главой Российского экологического оператора (РЭО) Михаила Меня — аудитора Счетной палаты, ранее руководителя Минстроя. Премьер Дмитрий Медведев досрочно прекратил полномочия на посту главы РЭО Дениса Буцаева. Как пояснил вице-премьер Алексей Гордеев, масштаб задач, связанных с созданием новой отрасли обращения с отходами, требует более качественной работы: правительство решило укрепить руководство РЭО федеральным чиновником.

Источник: «Деловая Россия» 

Заказать обратный звонок