г.Курск, ул.Радищева, 24-А, оф.26
        

Как миллионные долги однодневок пытаются вешать на курьеров

11 марта 2019

О теневой стороне бизнеса.

Помню, в середине и в конце 90-х, когда студентам было не очень весело, именно их регистраторы и «оленеводы» привлекали в качестве «номинальных директоров» («оленей») для регистрации компаний с целью их дальнейшей перепродажи.

В нулевые и позже студенты стали зарабатывать более интересные деньги и их уже 3-5 тыс. рублей не удивишь, а некоторые и с дивана не встанут за такие деньги.

Поэтому теперь оленеводы ищут людей, для которых 5 тыс. рублей за поездку в ИФНС и/или к нотариусу – великая радость. И живут такие «олени» в 200-300 и далее км от МКАД. 

И выглядят, как вы понимаете, не очень.

Объявления о том, что регистраторам нужны «оленеводы», размещаются обычно на «Авито» и похожих сайтах.

Увидев объявление на бесплатной доске объявлений типа «вакансия курьер в фирму по регистрации ИП и ООО» неопытный в таких делах молодой человек с радостью берется за работу, ибо она (работа) не пыльная: съездить в ИФНС, в ФСС или ПФР, открыть счета в банке, сопроводить «директора» в банк.

В начале десятых годов за такую работу платили не очень много – 25-27 тыс. рублей в месяц. Но молодому и без особого опыта щеглу этих денег в самый раз. 

Главные «оленеводы» младших обеспечивают левыми сим-картами, которые меняют каждый месяц-два.

Самой сложной из всех задач являлось (и сейчас это тоже не просто) сопровождение номинала в банк, где будет открыт расчетный счет. Понимая, что номинал в 99% случаев – алкоголик, оленевод берет на себя все эти риски, не особо понимая какие последствия это может для него иметь.

Банковские клерки, которые открывали пачками счета, как правило, были в сговоре с главными оленеводами и получали свои 5-10, а иногда 15 тыс. рублей за каждый открытый счет.

Если оленевод был не очень сведущим в делах, которые ему поручали, то прокатывало зачастую предложение поехать к нотариусу с целью получения доверенности от номинала для открытия счета. Тогда этого теплого оленя возить в банк не надо. Подписи номиналов подделывали барышни, сидящие в офисе регистрационной фирмы.

Номиналов для регистрации привозил некто, чьего имени никто не знал.

Когда курьеру надоедало работать за маленькие деньги, курьер уходил в один день, ибо таких ценных сотрудников никто не принимал на работу официально.

Еще 4-6 лет назад не было редкостью, когда на домашний адрес уже забывшего об этом странном месте работе бывшего уже курьера приходит повестка явиться к следователю. И здесь начиналось самое интересное. 

В ходе доверительной беседы со следователем выяснялось, что у конторы, счет на которую открывал этот курьер по доверенности, образовались долги миллионов на 5-10 или больше. 

И повесить долги следователь хочет именно на этого курьера, т.к. других лиц, которых можно привлечь к этому делу, следствию найти не удалось. Тогда курьер, конечно, говорит, что ничего не знает, никого не видел, встречался в метро, имен не помнит и вообще с памятью плохо, ибо молод.

Потом начинается известное многим психологическое давление. Если курьер находит телефон главного оленевода или вообще хозяина регистрационной фирмы, то при умелом подходе может получить небольшую плату за то, что будет молчать на следствии. 

Размер платы начинался с 5 тыс, а теперь доходит до 25-50 тыс .рублей. Сказать то, что тебе велят – не самая простая задача, если в глаза смотрит следопыт с большим стажем.

Частенько бывало, что следователь сам не очень разбирается в хитросплетениях регистрационных и ликвидационных действий, процедурах обнала, зачета, вексельных схем и прочего, к чему обычно подтягивались курьеры, однако разговорить собеседника они умеют. А дальше – дело техники – успевай только записывать. 

Угрозы типа «если через два дня ничего не скажешь, то превратишься из свидетеля в обвиняемого», как правило, не работают, ибо даже если курьер сдаст телефон главного оленевода или его шефа, то это не поможет следствию, так как за всеми этими сделками стоят люди, чьих имен не знает никто из тех, кто бегал в банки и к нотариусам.

Такого рода дела заканчиваются укладыванием нескольких томов на полку несмотря на то, что возбуждение дела проплатила одна из сторон конфликта. Попугать – основная задача таких дел.

Обычно за такими, как сейчас говорят «кидками», стоят какие-то крупные обнальные площадки, которые «кинули» какого-нибудь ловящего ворон клиента на крупную сумму (здесь вспоминается история с МАСТ-банком).

Тот проплатил возбуждение дела. 

Взыскать с номинального директора нечего, курьеры не при делах, а главных затейников вытащить очень сложно, если на них никто пальцем не покажет. 

Единственный свидетель – курьер, который не может толком дать никаких показаний, поэтому дело рассыпается. 

И разговаривать со следователем для курьера – путь за решетку. 

Если кому-то очень нужны очередные погоны, то курьера могут отправить валить лес в Сибирь, но по какому-нибудь иному основанию. 

И тогда деньги слиты, и через какое-то время с экрана телевизора пачками показываются всей стране, как изъятые у какого-нибудь крупного или не очень начальника в погонах, ловящий ворон клиент остается с носом, курьер забывает о том, что было как страшный сон.

Источник: Клерк

Заказать обратный звонок