г.Курск, ул.Радищева, 24-А, оф.26
        

Минфин признал, что маркировка угробит малый бизнес. И другие прелести нового налога

21 февраля 2020

Введение цифрового маркирования товаров в России приведет к негативным экономическим эффектам как для бизнеса (через увеличение издержек), так и потребителей (через рост цен). В особой группе риска будет находиться малый бизнес, не обладающий достаточными финансовыми ресурсами для осуществления расходов. К таким выводам пришло ФГБУ «Научно-исследовательский финансовый институт» (НИФИ) Минфина РФ, пишет konkurent.ru.

Исследователи отмечают важные моменты:

1. Оператором системы мониторинга товаров без проведения конкурса было назначено ООО «Оператор-ЦРПТ» (компания, в которой структурам миллиардера Алишера Усманова принадлежит 50%, а оставшуюся половину делят госкорпорация «Ростех» и управляющий партнер Almaz Capital Partners Александр Галицкий).

2. Предполагается, что компания инвестирует более 200 млрд руб. в создание и развитие Единой системы цифровой маркировки и прослеживаемости товаров за 15 лет. «Однако непосредственно соглашение о ГЧП не содержит каких-либо инвестиционных обязательств частного партнера», – пишет НИФИ.

3. Положительные налоговые эффекты от снижения контрафакта не были рассчитаны и не являются критерием эффективности проекта. Между тем понятна выгода «Усманова и Ко»: предварительные оценки показывают, что только за первые 11 лет выручка оператора системы маркирования может составить 3,9 трлн руб.

4. Цифровое маркирование товаров не приведет к фактическому росту налоговых доходов для бюджетной системы. Краткосрочный положительный бюджетный эффект прироста доходов будет вызван исключительно увеличением налоговой базы в связи с переложением расходов на маркировку в конечные цены товаров («налог на налог»).

5. Выиграют от маркировки производители и продавцы товаров, работающие в белой зоне и занимающие доминирующее положение на тех рынках, на которых присутствует высокий уровень фальсификата, поскольку они смогут увеличить свою долю рынка и переложить расходы на маркировку на потребителей, а также получить конкурентное преимущество за счет увеличения издержек прочих игроков рынка».

6. Доля малого бизнеса в экономике будет продолжать снижаться, а поставленная в национальном проекте «Малое и среднее предпринимательство» стратегическая цель по увеличению доли малого предпринимательства до 32,5% ВВП к 2024 г. не будет достигнута.

7. Внедрение цифрового маркирования для всех товарных групп потребует только в первый год реализации инициативы 1252 млрд руб. инвестиций со стороны различных производителей продукции на закупку специальных сканеров, необходимых для контроля за маркируемыми товарами, онлайн-касс и др. Кроме этого, до 2030 г. предприятиям потребуется еще дополнительно инвестировать 735 млрд руб. только на обновление оборудования.

8. Совокупное удорожание конечной продукции может быть значительным. Для продовольственного рынка (в случае пессимистического сценария и тотального маркирования всех товаров, вне зависимости от уровня их цен, уже с 2020 г., а не с 2024 г., как это предполагается фактически) вклад маркировки в удорожание продукции может в отдельные годы доходить до 5,4% в год, для непродовольственного рынка – 4,3%. Вследствие увеличения цен произойдет сжатие внутреннего спроса на товары народного потребления.

9. Издержки от маркировки отразятся на малых предприятиях сильнее, чем на средних и крупных, в силу того, что они составят более существенную долю в инвестициях и в себестоимости продукции. Отрицательные результаты своей экономической деятельности могут показать более 39 тыс. малых предприятий производственного сектора из-за отсутствия достаточной финансовой базы для осуществления расходов на маркировку. Потенциальные выпадающие доходы бюджета от закрытия либо от отрицательных результатов экономической деятельности малых предприятий (включая микропредприятия), занимающихся производством пищевой промышленности и одежды, включая текстильные изделия, составят около 96,3 млрд руб.

Похожие записи

Заказать обратный звонок