г.Курск, ул.Радищева, 24-А, оф.26
        

Налоговая не смогла доказать в суде отсутствие у налогоплательщика производственной деятельности

27 августа 2020

Арбитражный суд Центрального округа подтвердил незаконность решения ИФНС по Смоленску о доначислении ООО «Артэль — Промышленное производство» налога на прибыль, пеней и штрафа. Ранее налогоплательщика также поддержали Арбитражный суд Смоленской области и Двадцатый арбитражный апелляционный суд. Основанием для доначислений стали сомнения налогового органа в реальности осуществленных налогоплательщиком работ.

Как указано в материалах дела, в 2017 году ИФНС по Смоленску после проведения выездной налоговой проверки уплаты ООО «Артэль — Промышленное производство» налогов в 2013 — 2015 годах доначислила компании налог на прибыль в 17,1 млн рублей, 4,8 млн рублей пеней и штраф в сумме 3,1 млн рублей. Налоговики решили, что компания неправомерно включила в состав затрат расходы на изготовление контейнеров для АО «Смоленский авиационный завод» (СмАЗ). По мнению ИФНС, «Артэль-ПП» не осуществляло реальной производственной деятельности, между сторонами был создан формальный документооборот для увеличения расходов и поступившие от СмАЗ деньги «следует считать безвозмездно полученными», то есть внереализационным доходом.

Компания с доначислениями не согласилась и обратилась в суд. По условиям заключенного в 2014 году контракта, заключенного на основании закона № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц», «Артэль-ПП» занималась изготовлением и поставкой сборочных единиц «Контейнера» из деталей СмАЗ. При этом закупка у «Артэль-ПП» была произведена как у единственного поставщика, который представил полный и необходимый перечень документов. В суде было установлено, что «Артэль-ПП» с сентября 2013 года неоднократно была участником и победителем закупок в качестве единственного поставщика для предприятий Минобороны. В суде представители налогового органа привели доводы о невозможности исполнить спорные договоры, поскольку налогоплательщик в спорный период не осуществлял производственную деятельность.

Однако суды указали на противоречивость выводов из решения инспекции о наличии (отсутствии) мощностей и трудовых ресурсов для выполнения работ в полном объеме в отношении различных контрагентов. Так, ИФНС признала реальность договорных отношений «Артэль-ПП» с целым рядом контрагентов и не оспаривала, что для выполнения обязательств перед ними у налогоплательщика была необходимая материально-техническая база и трудовые ресурсы. Однако для выполнения заключенных со СмАЗ договоров такая база и ресурсы, по мнению инспекции, у компании отсутствовали. Вместе с тем, суды установили, что в решении ИФНС указала на представление «Артэль-ПП» за 2014 год сведений о доходах физических лиц на 26 человек, а за 2015 год — на 36 человек. При проведении проверочных мероприятий опрошенные лица подтвердили трудовые отношения с налогоплательщиком, а также наличие у организации материально-производственных ресурсов для исполнения спорных договоров, следует из материалов суда.

В итоге, суды пришли к выводу, что у ИФНС не было оснований для признания полученных налогоплательщиком от СмАЗ денег внереализационным доходом, а значит и для доначисления налога на прибыль. По словам юриста ЮФ «Арбитраж.ру» Кирилла Снегирёва, в данном деле суд напомнил налоговому органу о распределении бремени доказывания в административных спорах.

«В силу ч. 5 ст. 200 АПК РФ обязанность доказывания законности принятого административного акта возлагается на административный орган, принявший такой акт, на что и указал суд. Налоговый орган ссылался в кассационной жалобе, что суд должен был истребовать доказательства, опровергающие позицию налогоплательщика, в случае непредставления таких доказательств самой инспекцией. Однако кассационный суд правомерно отверг данный довод, сославшись на п. 78 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 57 и Определение Конституционного Суда РФ от 24.03.2015 № 614-О, и указав, что налоговый орган вправе представлять новые (дополнительные) доказательства, не собранные в ходе выездной проверки, в опровержение позиции налогоплательщика, обоснованной доказательствами, не раскрытыми в ходе осуществления мероприятий налогового контроля и досудебного разрешения налогового спора», — указал юрист.

По мнению Кирилла Снегирёва, изучив доказательства участия налогоплательщика в процедурах государственных закупок, исполнения договорных обязательств перед контрагентами, показания свидетелей, а также приняв во внимание противоречия в позиции инспекции, суд пришел к обоснованному выводу о реальном характере хозяйственных операций между налогоплательщиком и контрагентом, недоказанности обратного налоговым органом.

«Данный вывод соответствует презумпции добросовестности налогоплательщиков в сфере экономики, раскрытой в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 „Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды“, в частности в п. 1, согласно которой предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения отчетности достоверны. В силу чего бремя доказывания обратного возложена на налоговый орган, а не на суд и, тем более, самого налогоплательщика. При отсутствии соответствующих доказательств, представленных налоговым органом, все сомнения в обоснованности получения налоговой выгоды должны толковаться в пользу налогоплательщика, что соответствует сложившейся судебной практике. Так, аналогичные судебные казусы имеется и в других судебных округах. Комментируемый казус актуален для всех компаний, уплачивающих налог на прибыль организаций, в целях правомерного обоснования учтенных расходов, в случае спора с налоговым органом об обоснованности налоговой выгоды», — подчеркнул юрист.

Дело №А62-512/2018.

Похожие записи

Заказать обратный звонок