г.Курск, ул.Радищева, 24-А, оф.26
        

Почему российские компании проще обанкротить, чем продать?

11 сентября 2020

Коронакризис, по убойной силе равный Великой депрессии, валит российские компании с ног. Реальной помощи от государства не предвидится. Собственники не знают, как продолжать бизнес, но продать компании смогут единицы, считает эксперт «Школы миллиардера» Дмитрий Бетанели

Можно сколь угодно ругать СМИ за нагнетание паники, но эпитет «беспрецедентный» применительно к нынешнему кризису обоснован. По разрушительности его можно сравнить с Великой депрессией. То же резкое схлопывание и глубокое падение мировых экономик, болезненный острый период, губительное воздействие на финансы и настроения людей, бедственное положение компаний.

Российскому малому и среднему бизнесу коронавирус вкупе с низкими ценами на нефть нанесли парализующий удар. Нелюбимый ребенок нашего государства, и до кризиса не избалованный вниманием, остался без соломки и спасательного круга. Вытаскивать на берег сектор, приносящий лишь 18% от совокупного ВВП, власти не будут. 

В итоге по данным опроса Центра стратегических разработок, треть российских компаний оказалась под угрозой банкротства: они испытывают катастрофическое снижение спроса, не имеют возможности обслуживать кредиты и производить расчеты с персоналом, поставщиками и подрядчиками. Этот показатель вдвое больше уровня 2014 года.

Многие предприниматели в данной ситуации попытаются продать бизнес. Однако преуспеют в этом не все. Почему покупателей сложно заинтересовать?

В кризис есть предложение, но нет спроса

На рынке складывается невыгодная для продавцов ситуация. Количество предложений растет, а покупателей – падает.

Владелец бизнеса выставляет компанию на продажу «от радости» и «от горя». В первом случае он продает результат своего успешного труда, во втором – признается, что дело худо и что вести бизнес по-прежнему невозможно. Сейчас мы наблюдаем абсолютное преобладание второго мотива. 

Главная характеристика рынка – «падающий». Компании пикируют, а покупатели, не имеющие возможности оценить показатели бизнеса в привычной для него среде, осторожничают и не решаются на сделку.

90% компаний непривлекательны 

Впрочем, дело не только в том, что будущее неизвестно, но и в том, что российские компании не интересны как объекты покупки.

Есть несколько причин, по которым покупается готовый бизнес. Например, потому что строить с нуля самому долго и проще добавить в линейку действующее предприятие. Вторая причина – расширение собственного присутствия в новом регионе. Третий тип покупателей за счет такой сделки приобретает конкурентные преимущества. Это может быть наличие у покупаемого бизнеса уникальной технологической платформы, специфических контрактов и взаимоотношений с клиентами, патентов, сильного бренда.

Теоретически все эти козыри не теряют своей привлекательности и в кризис. Однако у 90% российского бизнеса в рукаве ничего не припрятано. Там просто не за что биться и нечего покупать – у них ни технологий, ни интеллектуальных прав, ни суперспециалистов. Ларьки, мини-пекарни, магазинчики у дома, однотипные салоны красоты, одним словом, мелочевка. Кому она нужна?

Поэтому, готовя для покупателя перечень привлекательных аргументов, продавец должен сформулировать их прежде всего для самого себя, ответив на главный вопрос – какие реальные конкурентные преимущества он продает?

Строить с нуля проще и выгоднее 

Уникальной чертой нынешнего кризиса является резкое падение спроса на продукты и услуги, вызванное не нехваткой денег, а тем, что из-за самоизоляции ничего нельзя приобрести физически. В результате образовалась сжатая пружина отложенного спроса.

У разных направлений бизнеса будут разные скорости восстановления. Устоявшие простые сервисные предприятия – парикмахерские, салоны красоты, ателье, – восстановились моментально. Люди только и ждали возможности постричься. Выжившие бары и рестораны также быстро отыграют потерянное. Туризму и транспорту понадобится больше времени для реабилитации, – еще какое-то время люди будут меньше путешествовать.

Во второй половине 2020 года закроются те компании, которым не хватило ресурсов, чтобы пережить последствия карантина. Однако, если осенью не будет новой волны коронавируса, восстановление рынков с учетом незатейливого устройства сервисного сектора, когда салон или магазинчик можно открыть за пару месяцев, произойдет быстро.

По этой же причине наше государство сегодня лишь похлопывает предпринимателей по плечу и выборочно выдает витаминки. Если завтра весь российский средний и малый бизнес ичезнет, экономика не будет судорожно хвататься за стены, как это произошло бы, например, в США, где доля такого бизнеса в экономике – около 60%. Более того, рынок послезавтра начнет наполняться аналогичными и более качественными компаниями. Так, например, случилось с ресторанами после кризиса 2014 года.

Инвесторы и предприниматели понимают, через полгода, год или два, горстку пепла, которая останется на месте многих российских компаний, можно использовать как удобрение для взращивания нового интересного дела.

Сделка длиннее кризиса

Продажа бизнеса, если это не газетный киоск, а конкурентоспособная компания, – длительный многоэтапный процесс. Он может занять год — полтора года.

Мы не знаем, когда рынок стабилизируется. В одних прогнозах говорится о второй волне коронавируса, из-за которой экономику еще раз придется ставить на паузу. Другие эксперты полагают, что в перчаточно-масочном режиме сервисный сектор в том или ином объеме восстановится уже осенью.

Запускать процесс покупки бизнеса сейчас – значит отправляться в длительное плавание в непогоду, не представляя, что и когда ждет тебя на берегу, и где вообще этот берег находится. Зачем тратить год на покупку компании, если сделка по покупке актива занимает больше времени, чем кризис и выход из кризиса?

Дональд Трамп сказал, что плохие времена дают прекрасные возможности. Думаю, многие потенциальные покупатели бизнеса предпочтут переждать их на суше с синицей в руке.

Похожие записи

Заказать обратный звонок